АВТОРИЗАЦИЯ НА ПОРТАЛЕ

Регистрация
Забыли пароль?

Реклама

Главная страница / Аудиокниги / Художественная литература / Патрик Зюскинд - Парфюмер. История одного убийцы

Патрик Зюскинд - Парфюмер. История одного убийцы

Патрик Зюскинд - Парфюмер. История одного убийцы

Оценка пользователей: 


Всего проголосовало: 3
Роман "Парфюмер" стал одним из самых популярных немецкоязычных романов двадцатого столетия, переведенный с тех пор на десятки языков и в течение многих лет занимающий прочное место в первой десятке бестселлеров на западном да и на российском книжном рынке. Успех романа "Парфюмер" у читателей можно объяснить тремя вещами: юмором автора, его почти контрабандным наслаждением языком и напоминающей о Чехове слабости к одиночкам и неудачникам.

Именно одним из таких персонажей является герой его романа парфюмер Жан-Батист Гренуй. С трудом пришедший в этот мир, росший в нужде и одиночестве, он называет себя "клещом на дереве", который "специально делает себя маленьким и неприметным, чтобы никто не заметил и не растоптал его". Гренуй, маленький и безобразный, отданный кормилице, не имел никаких шансов в общественной иерархии: в вонючем Париже XVIII века он имел еще одно позорное пятно, неподдающееся никаким логическим объяснениям и оттого еще более явственное и пугающее — он ничем не пах.

Роман написан с большим мастерством и эрудицией: как в исторических вопросах, так и в вопросах психологии выдающегося аутсайдера. Он сильно отличается от современных литературных однодневок. Написанный в традиционной манере, роман "Парфюмер" по замыслу автора не должен быть скучным и он избежал этого, проводя своего героя через воняющую Францию XVIII столетия, живописуя читателю яркие и обоняемые сюжетные картины.
Acid [02.04.2011 02:48:53]
«Парфюмер» цепляет оригинальностью своего героя и необычностью сюжета, в который этот герой помещен. Невольно задумываешься о фразе «история одного убийцы» в названии романа, что Зюскинд хотел этим сказать? Что Гренуй, будучи в высшей степени неординарной личностью, всего лишь «один убийца» или же напротив, что под «одним убийцей» скрывается такая удивительная личность? А ведь Гренуй и в самом деле неординарен. Многие именуют его «чудовищем» и «отвратительным извращенцем», но, имхо, все эти эпитеты здесь не вполне уместны. Гренуй вообще не вполне человек: для существа с младенчества обладающего таким ярким и потрясающим обонянием, есть лишь один мир – мир запахов, а реальный мир, в котором живут все остальные, для него вторичен. Недаром Зюскинд неоднократно сравнивает его с клещом на ветке, свернувшимся в шарик.

Кроме того, это подчеркивается его отношением к жизни: жизнь для Гренуя ничего не стоила без обонятельной цели, он никогда не был притязателен в удовлетворении первичных потребностей обычного человека. Нельзя забывать и о мире, в котором он вырос: родился под рыбным прилавком, с самого детства не знал ни любви, ни ласки, ни приязни, ни доброго слова, напротив, все ненавидели и боялись его. Потому, имхо, этот совершенно особенный тип социопатии нельзя мерить обычными мерками. С другой стороны, по той же причине к нему не испытываешь никакой жалости. Или все же испытываешь? Ведь для человека с таким обонянием не иметь собственного запаха, зная, насколько этот запах важен для людей, – это фактически отсутствие индивидуальности, трагедия. Такая же, как и неспособность любить людей. Ведь любовь по Зюскинду кроется в запахах, которые мы не ощущаем, проецируя их воздействие на самого человека; Гренуй же со своим обонянием ощущал их так ясно, что любил лишь сами запахи, не отождествляя их с источником.

Интересны и обонятельные оргии в пещере, где Гренуй воображет себя Богом, а Зюскинд фактически цитирует Бытие. Не так уж это и удивительно, если вспомнить о концепции «Бог есть любовь» и способности Гренуя эту любовь синтезировать и внушать. Но гораздо интересней в этом аспекте намеки на некую его блаженность с совсем другой стороны: все, кто пользовался Гренуем, умирали. Мадам Гайар, которая продала его Грималю, умерла той смертью, которой страшилась, а это было единственным в жизни, чего она вообще боялась. Грималь в тот же день, когда продал Гренуя Бальдини, утонул в Сене. Бальдини, в ту же ночь, когда, вдоволь попользовавшись Гренуем, отпустил его, умер и тоже в Сене. Тайад Эспинасс, воспользовавшись Гренуем для подстверждения своей теории, сам настолько уверовал в нее, что умер, поднимаясь в гору, дабы вдохнуть витального флюида. Дрюо, сваливший на Гренуя все свои обязанности и хлещущий вместо этого вино в «Трех Дофинах», умер по обвинению в убийствах, совершенных Гренуем. Ну разве не удивительно?..

Что ещё скачивали пользователи, скачавшие "Патрик Зюскинд - Парфюмер. История одного убийцы"